Понятия «воин», «маг» и другие – в чем их смысл?

Понятия «воин», «маг» и другие – в чем их смысл?

Сквозь книги Карлоса Кастанеды мы встречаем множество слов, непривычных терминов, которые не всегда встраиваем в правильный контекст. А ведь каждый термин имеет 3 составляющих: происхождение, смысл и задачу. В этом ключе мы их кратко разберем, вернем их в лоно правильного контекста, который вы должны осознавать, когда читаете и разбираете книги Кастанеды.

1Происхождение. Образы и слова, которые использует дон Хуан родом из другой культуры, которая слишком далека от нашего современного «западного» мышления. Культура индейцев* настолько вне понимания нынешним человеком, что рассмотреть ее полностью адекватно не представляется возможным.

Дон Хуан не утратил корни тех исходных образов, которые он использует, пытаясь передать их смысл Карлосу. Дон Хуан и его соратники владеют родными языками и «внутренними наречиями». Помните выражение: это только для индейцев? Но когда они ведут диалоги с Кастанедой, они используют испанский язык, в котором значения их аутентичных понятий крайне искажены. Не забывайте, испанский – язык Конкисты. Поэтому многие определения носят зловещий характер, вроде «диаблеро», когда смыслам иной культуры приписываются совершенно чуждые и не корректные определения и названия.

Теперь представьте, что Кастанеде нужно перевести весь этот терминологический ряд в современный дискурс английского языка. Где-то ему это удается, где-то нет. Например, слово «сталкер», которое переводится как «преследователь» (поэтому нет никакого «сталкинга», а есть «выслеживание»), исходит от слова «следопыт» (искусный охотник), что частично вписывается в аутентичный контекст наряду со «сновидящим» и «видящим». А вот, например, со словами «воин» и «маг» дело куда сложней.

Несмотря на то, что в английском используется слово «sorcerer», которое чуть лучше подходит чем «маг», но искажение все равно глобально. Вообще, нет правильного слова для трансляции этого понятия. В испанском это звучит как «брухарство», но это определение дано испанцами. А сам дон Хуан не причислял себя к «брухо», а пользовался оборотом «тот, кто знает» (человек знания) . Ситуация патовая. Нет в наших языках даже родственного слова/смысла, которое мы могли бы соотнести с тем понятием, которое использует дон Хуан, когда говорит о «маге» (в русскоязычном переводе). Сходная ситуация с термином «воин». Вначале дон Хуан говорит об «охотнике», но потом специализирует его до понятия «воин». Но «воин» в нашей культуре и «воин» в индейской культуре – совершенно разные понятия. Для нас – это профессия связанная с войной, для них внутренний статус члена общества, которому мы не можем найти параллель даже в восточных культурах. Кастанеда, вероятно, пытался как-то соотнести «тропу воина» дона Хуана и «путь воина» в Будо, но параллель так и осталась некорректной. Поэтому в итоге Кастанеда перешел на термин «шаман», который также не отражает сути, но хоть как-то обобщает все эти смыслы и формально возвращает академический контекст. А во внутренней парадигме «Тенсегрити» начал переводить смыслы на унифицированные «энергетические определения» и термины вроде «навигаторов», которые также несут на себе отпечаток романтичности, но не обладают тем багажом искажений, которые прячутся за многими специфическими словами из книг.

Единственно, исключением нам кажется определение «человека Знания», несмотря на всю ту же ситуацию, его абстрактный характер помогает отразить в какой-то мере исходный смысл.

*Индейской культуру я называю во многом условно, потому что сами индейцы определяют себя иначе.

Поэтому, что следует запомнить сразу: когда вы читаете в тексте о «воине», «маге» и т.д., помните – что тот образ и смысл, ассоциации приходящие на ум – совершенно не соответствуют исходной парадигме, которую озвучивает дон Хуан в книгах. Поэтому нелепы, а порой смешны, попытки многих «быть воином» и «казаться магом» (особенно сетевых диванных «кастанедчиков»).  Не о том, о чем бы вы там себе не надумали, эти термины, от слова совсем.

2Смысл. Термины несут особый смысл в контексте обучения. То есть, кроме аутентичной смысловой окраски, они передают конкретный смысл в рамках Традиции, в которой очутился Кастанеда. Здесь ситуация куда лучше, потому что из-за прекрасных объяснений дона Хуана мы можем ухватить смысл, который кроется за словами «воин», «маг», «человек знания» и т.д.

Проблема в том, что многие хватаются за этикетку, упуская смысл, который стоит за названиями. Каждый термин – это свод принципов, смысловой клубок, который нужно постичь ученику в своем продвижении к высшим уровням Учения. Поэтому здесь действует специальная договоренность: когда употребляется слово «воин», то к нему подгружается вся смысловая связка, которая стоит за этим понятием. Это совсем не романтический образ эпического воина гордо смотрящего вдаль, пока его волосы развивает ветер. Речь о том, что как только сказано слово «воин» — вы погружаетесь в смысловое поле, которое ему соответствует. Именно поэтому, столько диалогов идет в ключе «воин — то и это». Помните шутки дона Хенаро на сей счет? Ведь им совершенно не нужно было рассказывать о том, что «воин что-то там…», они могли говорить напрямую, что делать Карлосу без лишних отвлечений. Но с помощью таких вот «слов-паролей» они передавали парадигму Традиции или Учения. К каждому термину прикреплен свод смыслов, который является единицей познания в парадигме «дона Хуана и его соратников».

Отсюда закономерно следует следующий пункт:

3Задача. Технический срез терминологического ряда. Кроме смыслового поля парадигмы учения, есть чисто практический аспект. Если перед этим термины были скорее определениями, то здесь они выступают скорее профессиональным жаргоном. Или, иначе говоря, унифицируются до чисто технических нужд.

Помните цепочку: «воин» — «маг» — «человек знания»? Вот это как раз о задачах, которые требуется решить ученику в Учении. Это как «студент, магистр, доктор». Задача «воина» реализовать свое смысловое поле на практике, задача «мага» — свое, и т.д. Поэтому в диалогах, когда персонажи книг переходят на отвлеченные понятия, они делают это не ради красоты поэзии книг, а в целях практической целесообразности. То есть «поступить как воин» — не значит нацепить на себя «гордое лицо самурая», а значит привлечь ряд принципов, собранных под термином «воин» и действовать в соотвествующем контексте.

Слово указывает на пространство задачи, в которой находится человек (Карлос или любой персонаж).

Другим словами, если «Карлос должен действовать как воин», он реализует определенные принципы учения, как «маг» — другие, чтобы в итоге добраться до наивысшего состояния «человека знания». Помните, как дон Хуан с самого начала говорил о том, что он просто человек, который иногда становится «человеком знания»?

В таком отношении, вероятно, и кроется причина, почему с одной стороны Кастанеда слишком свободно обращался с терминами в своих книгах, а с другой – не выводил их из повествования до самого конца своей великой эпопеи (пока не пришло время категоризировать наследие в современную форму «Тенсегрити» наряду с его академическим дискурсом со времен конца 60-х).

Таково краткое введение в правильное отношение к необычным словам и специальным терминам в книгах Кастанеды. Осмыслите данное положение и держите «по умолчанию» при себе, когда читаете книги. Гарантия более глубокого понимания книг – гарантирована, как и защита от поверхностного прочтения из которого рождаются «горе воины» и «сумасшедшие маги» в рядах псевдопоследователей Кастанеды, которые сегодня все чаще называются «кастанедчиками» (чем незаслуженно позорят фамилию Карлоса).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *