Три вещи, которые вы не найдете в книгах Кастанеды

Три вещи, которые вы не найдете в книгах Кастанеды

Начнем с самых очевидных вещей, а после обязательно продолжим разбор тех вещей, которые вскрывают во время правильного перевода книг Карлоса Кастанеды.

1.  В книгах Кастанеды – нет «магии» и «магов». Несмотря на ужасный самиздатовский перевод, который многим лег на душу на постсоветском пространстве, к удивлению многих – дон Хуан никогда не учил Кастанеду «магии». И дело не в том, что мы имеем прямое пояснение в предисловии 2-й книги «Отдельная реальность» или в интервью, где Карлос уточняет этот момент:

Брухо — это испанское слово, в переводе на английский оно может означать колдуна, ведьму, целителя или травника, и, конечно же, шамана. Дон Хуан не относил себя ни к одной из этих категорий. Он называл себя «человеком знания».

В оригинале на английском Кастанеда использует термин «sorcerer» для обозначения практикующего данный раздел знания, а «sorcery» как саму систему этой таинственной практики. Он употребляет термин указывая на антропологическую категорию для англоязычного читателя, а не называя буквально значение. В испанском он оставляет историческое название, которое дали этим знаниям индейцев испанцы – «брухо» и «брухарство».

Если же Кастанеда применяет слово «magic» он использует его в художественном переносном значении, когда нужно описать нечто особенное — волшебную ночь, чудесный мир и т.п. В этом же значении он и называет пассы «магическими», а не потому что они пришли из «магии».

Сколько отечественных «магов по Кастанеде» только что вылетели в окно на фанерке в Париж?

2. Не существует никаких «треснутых горшков». Это отсебятина переводчика или редактора. В оригинале речь идет о совершенно другом, где нет ни «треснутых горшков», ни того смысла который вложили в него наши составители книг.

Куда сейчас побегут жаловаться несуществующие «треснутые горшки», после того как узнали, что больше нет повода для самооправдания собственных неудач и глупости?

3. Нет никакого «перепросмотра» в книгах. В оригинале мы имеем достаточно специфический термин «recapitulation», который невозможно точно перевести на русский язык одним словом и передать весь смысл. Наиболее корректным определением будет: повторенное подведение итогов (жизни). Что великолепно вписывается в наставления, которые давал дон Хуан Карлосу в 9-й книге, рекомендуя после формальной рекапитуляции заняться «памятными событиями» (которым посвящена 10-я книга). Само же вспоминание, которое почему-то часто связывают с «перепросмотром», звучит как «recollecting», указывая на совершенно иной аспект практики.

Куда теперь в смущении посмотрят те, кто делал «перепросмотр» не подозревая, что практика имеет иное понимание в книгах?

Интересно? Многое впереди, потому что это лишь начало, ибо подобных вещей в книгах множество. И что скажут на это те, кто считает, что перевод не имеет значения?

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *